|New Hogwarts - the academy of four elements|

Объявление

Уважаемые игроки. Форум переехал и ждёт Вас по новому адресу - http://hram.rusff.ru/

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |New Hogwarts - the academy of four elements| » [Flashback] » [Отработка и знакомство]


[Отработка и знакомство]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Место: Храм Четырёх Стихий

Время: Октябрь, после массового отравления

Действующие лица: Hans Schultz, Adelina Jay Smit

Краткое описание: Шульц и Смит нахулиганили и были наказаны - мм надо вымыть полы в коридорах. Без волшебства. Но самое смешное, что эти двое студентов друг друга не знают. Пора познакомиться!

0

2

- Никаких драк на уроке я НЕ ДОПУЩУ! 20 баллов с факультета Огня, мистер Шульц! И отработка у мистера Филча! - Шульц услышал именно такой приговор Лестрейндж на уроке Трансфигурации. Малфой только сидел и тихо ржал. А ведь это он спровоцировал немца на ругань... Крик "Помалкивай, фашист!" взбесил немца. Оскорбил всю его семью (кроме покойного брата).

/ретроспектива/
Немец сидел и корпел над конспектом о правилах произношения заклятий Трансфигурации. Малфой сидел в левом ряду, совсем рядом от немца.
- Эй, фриц... ты хоть слушаешь, что Лестрейндж говорит? - ехидно спросил Малфой.
- Замолчи... не твоего ума дело. Баллов хочешь недосчитаться?
- Не пропадут. Я-то чистокровный! - хихикал Малфой.
Немец старался уловить каждое слово. Ему советовали не раз не лезть не в своё дело. Но для немца лучше было не оставаться в стороне и хоть как-нибудь укрепить справедливость в школе, затыкая рты слизеринцам."Предмет, который надо преобразовать и который должен появиться, произноситься должен строго на ЛАТЫНИ".
Малфой швырнулся в немца каким-то камешком. Ганс обернулся - Малфой сидел с просто ангельским видом и строил из себя невинную овечку. Немец обратно повернулся к своему свитку.
- Будь ты хоть волшебником в десятом поколении, тебе скидку не сделают, - шепнул Шульц. А вот это было зря...
- А ты вообще помалкивай, фашист...
Вот это был уже удар прямо в сердце. Оскорбить немца и его семью ФАШИСТАМИ? Ну брат тут не считался... но это было просто оскорбление. Дедушка Ганса по материнской линии был лётчиком, попал в плен к русским. Помогал им освобождать Восточную Польшу, сам получил несколько наград от руководства СССР.
Это было уже вне терпения Ганса. Немец выскочил из-за стола и со всей силы огрел Малфоя по макушке книгой.
-Я тебе покажу, как меня фашистом обзывать! - шипел немец. - Да у нас добрая часть немцев помогала русским и американцам освобождать Германию!
Тут и раздался крик Лестрейндж. Малфой... чтоб он подавился своими словами!
/конец ретроспективы/

Француженка с Огня встала из-за стола и собиралась было остановить Лестрейндж:
- Профессор... Ганс не виноват, это Малфой...
- Ещё 10 баллов с вас. мисс Смит! За вмешивание в разговоры! Вы тоже пойдёте на отработку! - крикнула Лестрейндж.
- Но... он первый начал! - стал оправдываться Ганс.
- Какая разница! Вы оба наказаны! - закричала Лестрейндж. - Так, всё, урок окончен. Все свободны, кроме этих двоих... я их отведу к мистеру Филчу.
Лестрейндж указала рукой на Ганса и Аделину. Ученики стали расходиться. Следующий урок должен был состояться через 45 минут. Пока можно было передохнуть, но не этим двоим. Ганс и Аделина покинул класс Трансфигурации и медленно пошли к кабинету Филча под присмотром Лестрейндж. Ганс пытался было что-то сказать в оправдание, но слова застряли посреди горла. Аделина только пожимала плечами.
- Быстрее! Что вы как улитки ползёте? Думаете наказания избежать? Не получится! - ехидно воскликнула Лестрейндж.

Отредактировано Hans Schultz (2009-11-26 11:10:31)

+1

3

Благими намерениями вымощена дорога в ад…
Аделина который раз проклинала себя за то, что влезла в спор Шульца и Малфоя. Дались ей эти перепалки? Ганс не маленький-сам за себя постоять может. Ан нет, чувство благородства в нас сыграло. Только вот как всегда, не на руку. Мыть полы? Будто у них домовиков не хватает. Но как говориться против власти не попрешь.
Ох Смит.. шило у тебя в одном месте .. нет бы тихо сидеть, писать конспект. И главное- на последних минутах урока! И без магии.. Садистка какая-то миссис Ленстрейдж..
К Шульцу Смит  относилась… Никак. До этого «счастливой» возможности пообщаться Аделине не предоставили. Хотя нет… Было у них знакомство, только вот Ганс лежал в беспамятстве на больничной койке, будучи отравлен неизвестными злоумышленниками.
После урока Смит покидала все свои манатки в сумку и перекинув ее через плечо прошествовала за немцем, направляясь на очередную каторгу. Пришлось расстаться с мыслями об сорокапятиминутном отдыхе.. И пологающимся обеде.
-Может вы разрешите нам сходить в большой Зал, а потом сразу после обеда мы явимся на отработку…?- поинтересовалась Смит, хотя уже по выражению лица профессора было понятно, ответ однозначный.
-нет, мисс Смит! Нельзя! Уберете, и если время останется , то тратьте его как заблагорассудиться. Если же до начала следующей пары не успеет убрать. Придете вечером. 
Угу… а больше тебе ничего не надо ?
Смит, не будучи исключением из правил. Начала злиться на Шульца. Вскоре они пришли в коридор, где им с удовольствием был вручен инвентарь. Профессор удалилась ионии остались одни.
-Шульц! Я в шоке! Как у тебя мозгов не хватило промолчать? Это же Малфой!,- про сию персону Аделина много слышала  от Дина,- можно было после уроков разобраться..
Девушка посмотрела на швабру.
- Я не умею убирать. Уж извините. Во Франции не принято заставлять студентов махать тряпкой. – она демонстративно отошла к стене и облокотившись. Скрестила руки, выжидательно смотря на немца.

0

4

"Что ж ты, зараза, делаешь?" - хотел крикнуть Шульц Малфою, уходя на отработку. Но во-первых, он вспомнил про потери очков. Во-вторых, Малфоя бесполезно переучивать. Впрочем, как и глупого немца. Смит тем временем попыталась оттянуть момент наказания:
- Может, вы разрешите нам сходить в Большой Зал, а потом сразу после обеда мы явимся на отработку?
- Нет, мисс Смит! Нельзя! Уберете, и если время останется, то тратьте его как заблагорассудиться. Если же до начала следующей пары не успеете убрать, придете вечером, - возразила Лестрейндж.
"Твою мать... каторга настоящая... ладно, делать нечего. Наверное, плата за то, что брат уже никогда не достанет тебя!" - думал немец. Да... за всё приходится платить.
Мысленно он проклинал Малфоя и жалел, что Гарри не прикончил того в битве за Хогвартс. Каковы бы ни были благие намерения Мальчика-Который-Достал-Тёмного-Лорда, Малфой каким тупицей был, таким и остался. И переучивать здесь не получится - "денацификация" не пройдёт. Папочка заступится...
Оба пришли к тому самому коридору. где надо было убираться. Лестрейндж пошла к Филчу докладывать о провинившихся. Смит тем временем обрушилась с гневной тирадой на немца:
- Шульц! Я в шоке! Как у тебя мозгов не хватило промолчать? Это же Малфой! Можно было после уроков разобраться... - вот так она раскритиковала парня. Тут же она прибавила: - Я не умею убирать. Уж извините. Во Франции не принято заставлять студентов махать тряпкой.
Немец взял ведро с водой и тряпку, потом намочил эту тряпку. Опустился на корточки и перед тем, как начать убирать, сказал:
- Мадемуазель. Если бы вы слышали, что этот... слизеринец мне брякнул... любой человек на его месте не выдержал и добил бы этого хорька. Он... он оскорбил всю мою семью. Если не всю нацию. Но говорить об этом я не могу...
Немец начал тереть пол изо всех сил. Грязи было столько, что немец в ужасе представил, как он будет до глубокой ночи тут сидеть. И здесь никакой опыт выживания в грязных кварталах Гамбурга не спасёт.
- Вот так и тёрли полы в Хогвартсе. И здесь будут точно так же убирать. Можете следовать моему примеру... так вы из Франции, да?
Он толком не слышал о ней ничего. Знал, что из Франции только. И то не был уверен до конца.

Отредактировано Hans Schultz (2009-11-26 14:27:09)

0

5

- Я прекрасно слышала что он тебе говорил. Слава Мерлину глухотой не страдаю,- огрызнулась девушка. И все же теперь она чувствовала себя немного виноватой. Вот так всегда.  Стоит только нагрубить человеку, и если человек не отвечает такой же грубостью , начинаешь тут же нервничать. Комплекс «доброты» называется. Но мыть полы Аделина не собиралась. Шульц меж тем взял тряпку в руки и начал приниматься за дело.
-эй! Моя милая, давай не отлынивай..- гортанной рассмеялась Ленстрейдж, и Аделина села рядом с немцем. Поворачиваясь к ней таким боком, чтобы не было видно -  Смит даже тряпки не коснулась.
-я?,- рассеянно переспросила Смит. Наблюдая за взрослыми.- да. Я училась в Шармбатоне. А фамилия английская, потому что отец англичанин.. – девушка не отрывала от них глаз,- сейчас они оба свалят.. Так… Мне лично не хочется тут полы драить. Впрочем как и вечером.. ,- девушка тихо и осторожно достала волшебную палочку. Заклинание сработало на славу. В противоположной стороне от студентов что-то громко зашумело и затрещало. Обычные отвлекающие чары. Но сработало.  Шульц и Смит остались одни.
-Так… Домовой эльф! – тихо прошептала девушка. Рядом с ней с негромким хлопком матерелизовался домовой эльф,- Эльф. Пожалуйста помой здесь полы.
Это всегда срабатывало. Домовые эльфы с радостью выполняли работу как заданную взрослых, так и учеников. Только не сейчас, а чуть позже.  Как только мы уйдем.
Эльф кивнул и исчез. И тут же появились эксплуататоры детского труда.
Аделина поднялась с земли, нарочито толкнув ногой ведро. Вода не задела ни ее. Не Шульца, но вот Смит поскользнулась и упала на пол.
-аа! Моя нога..!- она схватилась за лодыжку. Актриса из нее всегда выходила хорошая,- кажется я подвернула лодыжку . В ее голосе послышалиьс слезы.
-мисс Смит! Эээ..- ленстрейдж растерялась,- ладно. Мистер Шульц проводите мисс в больничное крыло. Вечером вернетесь на отработку. Я проверю! Девушка хромала несколько коридоров, а затем выпрямилаьс, улыбаясь немцу.
-А теперь быстрее сваливаем отсюда.. Домовик все уберет..а нам лучше не попадаться на глаза в Большом Зале. предлагаю в Башни,  лучше хм... на улицу... А ты, немец, да? А учился в Хогвардсе или как?

0

6

Ганс никак не ожидал, что дело пойдёт веселее. Простая уборка превратилась в какой-то спектакль. Аделина ещё и крикнула на немца:
- Я прекрасно слышала, что он тебе говорил. Слава Мерлину, глухотой не страдаю.
"Мне что, прикинутся тупицей надо было?" - чуть не крикнул Ганс, но вовремя спохватился. Лучше помолчать и не ссориться с девушкой. Но недолго пришлось ему молчать
- Эй! Моя милая, давай не отлынивай! - крикнула Лестрейндж Аделине. Немец хотел швырнуть тряпку в лицо Пожирательнице, но сам чуть не навернулся на ровном месте и упал на живот.
- Чёрт! Опять всё из рук валится! - выругался немец и снова встал на четвереньки. Да, сегодня точно не его день...
- Что ты придуриваешься? Вставай давай! - сказала Беллатрисса. - Мерлин, да что за дети попались... изображают из себя прокажённых!
Смит тем временем стала Гансу что-то шептать на ухо:
- Я училась в Шармбатоне. А фамилия английская, потому что отец англичанин.
- Ясно всё с вами, мадемуазель... - смешно ответил немец. Француженка из Шармбатона... но наполовину француженка. А отец у неё англичанин... Интересно, очень интересно.
Шульц-младший продолжил свою работу, но... снова ещё одно "но" - Смит решила обдурить Беллатриссу по-настоящему.
- Сейчас они оба свалят.. Так… Мне лично не хочется тут полы драить. Впрочем, как и вечером.
- И мне тоже... это не школьное наказание, а тюремная каторга, - ответил немец и не сорвал ни капли. Для него в таких условиях это казалось не отработкой, а исправительными тюремными работами. Как в колонии поселения. Впрочем, Смит хотела прекратить эти работы досрочно. Она взмахнула палочку и тихо произнесла какое-то заклятие.. Где-то в коридорах раздался грохот, Беллатрисса побежала на звук. "Уф... наконец-то она убралась..."
- Так… Домовой эльф! - воскликнула Аделина. Тут же раздался негромкий хлопок. и появился эльф, похожий на того Добби, с которым дружил Гарри Поттер.
- Эльф. Пожалуйста помой здесь полы. Только не сейчас, а чуть позже. Как только мы уйдем, - попросила девушка своего эльфа. Тот кивнул и с негромким хлопком исчез. "Пронесло... теперь надо отсюда мотать..." - подумал Ганс и оказался прав.
Тут же вернулась Беллатрисса. Аделина встала и специально толкнула ногой ведро. Немец не понял этой задумки, хотя это и не было нужно. Ведро опрокинулось, вода вылилась на пол. Никого ведро незадело... а вот Аделина поскользнулась и упала на пол.
- Аа! Моя нога..! - завопила Смит. Немец поднялся на ноги и осторожно подошёл к ней. - Кажется, я подвернула лодыжку...
- Мисс Смит! Эээ... - начала было Лестрейндж, но оговорилась. - Мистер Шульц, проводите мисс в больничное крыло. Вечером вернетесь на отработку. Я проверю!
- Сейчас... и не надо меня подгонять! - рявкнул Ганс. - Я вовсе не тупой.
Он взял Аделину под руку и медленно повёл к Больничному крылу. Та хромала несколько минут, потом выпрямилась. Немец вдруг понял, что Аделина симулировала повреждение. "О как... я даже со своими способностями на такое не способен! Ой, лиса!" - приятно удивился немец.
- Классно сработано... я сам чуть не напугался... - шепнул немец. Оба направились дальше.
- А теперь быстрее сваливаем отсюда... Домовик все уберет, а нам лучше не попадаться на глаза в Большом Зале.
- Вот именно. Иначе меня с костями съест Лестрейндж.
- Предлагаю в Башни,  лучше хм... на улицу... - сказала Адель.
- Давай на улицу... - сказал немец. Они пошли к выходу из Храма. Аделина решила спросить немца:
- А ты, немец, да? А учился в Хогвардсе или как?
Вот теперь пора рассказать о себе... немец начал:
- Да, я немец, родом из Гамбурга. Учился я в Хогвартсе, на Гриффиндоре. Только я вообще маглорождённый. И в Англию я приехал не по своей воле... я искал как бы убежище. Я влип в такую историю в Гамбурге, причём сам того не желая.
Про Курта немец говорить не решился. Было страшно и пока не особо нужно.

0

7

Настроение явно поднималось. Если все пройдет как по маслу, то домовик уберет за них коридор, а Ленстрейдж не сможет ни к чему придраться. Даже Шульц поверил в разыгрываемую Аделиной комедию
-Учись, студент,- усмехнулась Смит, насвистывая какой-то веселый мотивчик.  Они отправились на улицу, куда Аделина уже давно не выбиралась, слишком мало времени для свободного распоряжения.  Благо погода попалась хорошая, хотя небо хмурилось, видимо скоро мог пойти дождь, хотя ветра не было.
Смит шагала рядом с немцем, и уже даже не была раздражена тем, что прервался ее поход на обед.
-так ты немец … Интернациональный Храм у нас однако.. – и тут Щульца видимо понесло. Смит в удивлении приподняла брови,- скажи, а ты всем знакомым начинаешь рассказывать тайны своей семьи или только избранным?
Ох… Смит ты сама бестактность!
Так оно и есть-  лицо шульца приняло какое-то озабоченное выражение. Вероятно его что-то волновало, или даже пугало.
-у тебя проблемы ? не, я серьезно.. я могу выслушать и помочь если что…- тут видимо конечно сработало и любопытство Аделины. А вдруг у немца скелеты в шкафу, да еще и какие! ,- нет, можешь конечно не говорить..с чего тебе мне доверять..
Смит повернулась к замку. Студенты выходили на улицу, чтобы прогуляться перед следующей парой. Вот только Томаса видно не было, видимо он спокойно обедал в большом Зале. Живот смит заурчал, напоминая о том, что кушать то хочется. Блин..даже яблока с собой нет.. вот косяк..

0

8

- Учись, студент, - хихикала Смит над немцем. Даже он не смог бы изобразить прокажённого перед Кэрроу или изобразить какого-нибудь хмельного прростачка под носом Курта.
Оба покинули уже Храм и пошли гулять около него.
- Так ты немец… Интернациональный Храм у нас, однако... - Смит не успела продолжить и стала слушать историю Ганса. - Скажи, а ты всем знакомым начинаешь рассказывать тайны своей семьи или только избранным?
- Не всем. Я говорю только тем, кто, как я считаю, понять меня может. Ибо эта история очень сильно повлияла на мой характер. Именно поэтому у меня он такой агрессивный...
- У тебя проблемы? Не, я серьезно... я могу выслушать и помочь, если что... - Смит словно разгадала мысли Ганса. О да, Матти, Хайнц, Бауэр и прочие бандиты разбежались, как крысы. Из них никто даже и не думал возвращаться к нормальной жизни. Они чем-то походили на тех немцев, которые после войны якобы сбежали в Новую Швабию - область в Антарктиде.
- Проблем нет. Тот, кто был главным виновником в этой заварушке, уже убит. Но вспоминать об этом очень горько.
- Нет, можешь, конечно, не говорить... с чего тебе мне доверять? - спросила Адель.
Немец опять оказался перед выбором - говорить или нет. Спиннет, которой он всё рассказал, его просто не поняла. Джинни хоть и отнеслась к этому немного легкомысленно, но всё-таки немного успокоила Ганса, так как немец ей всегда доверял. Среди посвящённых были только обе сестры Керн с Черновым и "золотая троица".
- Ладно. Я говорил некоторым студентам с Огня об этом... лишь единицы могли меня понять и научить меня жить заново. Остальные посоветовали просто не обращать внимание на это. Но такое из памяти просто нереально выкинуть... если хочешь, я тебе расскажу вкратце, что со мной случилось... хочешь, присядем?
Ганс повёл Аделину к скамейке. Оба наших героя присели.
- Ну так что? Рассказать? Только ты никому не говори... согласна? - спросил он девушку.

0

9

О, любопытство Смит разошлось не на шутку,  особенно после слов Шульца про убийство. Что ж,  значит игра еще не окончена,  и актерские способности еще пригодятся девушке.  Смит встревожено посмотрела на Ганса.
-Неужели так все серьезно?- они присели на скамейку, где Шульц обратился к Аделине. Девушка, будто задумавшись, смотрела на землю и теребила подол своей мантии, в смятении. Она заговорила тихо, и в ее голосе не было твердости
-Это твой выбор.. Я не прошу тебя рассказывать….- Аделина повернула голову, посмотрев в глаза немца. Свою руку она положила поверх его руки, которая лежала на скамейке,- но знай, я смогу тебя понять и возможно чем-то  тебе помочь и подсказать,- она убрала руку, чтобы Ганс не подумал, что девушка с ним флиртует, чего доброго.  Она мягко улыбалась, и посмотрела на небо.
-До пары у нас осталось еще довольно много времени
Можно даже не ходить…
Француженка выжидательно посмотрела на Ганса.
-Кому я могу рассказать?- усмехнулась девушка,- я почти ни с кем не общаюсь… И тем более, я умею хранить тайну, уж поверь…
Смит осмотрелась по сторонам. Холодало, и большинство студентов были в Замке.  Лавочка, на которой сидели студенты, находилась подальше от всех остальных, да и к тому же была не видна с парадного входа. Аделина запустила руку в карман и достала сигарету
-Ты куришь? – предложила она, а сама же закурила, выдыхая вишневый дым. Курила француженка не так часто, как хотелось бы. А еще ее раздражали люди. Которые начинали разводить лекции касательно вреда курения на подрастающий организм. Какая им разница? Ее же организм..
Так..надеюсь Томас припасет для меня чего-нибудь перекусить…

0

10

Ганс ещё толком не объяснил, что с ним случилось, а Смит уже показалось, словно он лишился всех родственников и был выброшен из детского дома на улицу без объяснения причин. Гансу жалость была не нужна - он вообще отвык от такого понятия. А любовь... это он ещё не скоро поймёт. Курт вытравил эти чувства из него своими письмами с тем, что Ганс - дурачьё, которому не место в мире.
- Неужели так все серьезно? Это твой выбор... Я не прошу тебя рассказывать… Но знай, я смогу тебя понять и возможно чем-то тебе помочь и подсказать... - она взяла немца за руку. Тот подумал: "А вдруг она всё знает? Вдруг она видела брата?"
- Кому я могу рассказать? Я почти ни с кем не общаюсь… И тем более, я умею хранить тайну, уж поверь… - улыбнулась Адель.
- Ловлю тебя на слове, - ответил Ганс. - Запомни: история будет жутко страшной...
А ведь он не врал - как может выжить человек, который через окно выскочил на улицу из горящей квартиры и который обвёл вокруг пальца четырёх вооружённых до зубов, извините за выражение, гопников?
- Ты куришь? - спросила Аделина неожиданно его.
- Нет, что ты... я вообще даже боюсь притронуться к сигарете. Мне родители говорили, что это нехорошо. Ладно. слушай...
Немец поправил мантию и начал говорить:
- Случилось это, когда мне было лет так 9. Я жил в своём родном Гамбурге и наслаждался жизнью. У меня были родители... и брат. Его звали Курт. Он был чрезмерно агрессивный, даже злой. Страшно мне завидовал...
Немец достал из кармана мантии фотографию брата.
http://prv-2008-01.photosight.ru/07/pv_2491749.jpg
- Видишь, что у него за лицо? И у него такой злой вид... - сказал Ганс. - Он завидовал мне и сбежал из дома. Собрал банду, стал грабить обычных людей. Преимущественно иностранцев. Какая муха его укусила, не знаю... в общем, он такой сволочью и стал. А о его зверствах знал только я. В полиции его объявили в розыск.
Немец вздохнул и продолжил:
- Так вот... летней ночью 22 июня 1990 года он решил побуянить. Он вместе с двумя дружками пришёл к моему дому. Где-то нашёл бутылку с горящей смесью и швырнул в окно. Взрыв... горит квартира... я был разбужен этим грохотом и сразу же вызвал пожарных. Пытался выбраться из квартиры - дверь заклинило. Я звал на помощь родителей - они не могли выбраться. А этот дебил спрятался где-то в кустах и тихо хихикает... ну я так думаю. Я решился прыгать из окна, слава Богу, был первый этаж. Выскочил - остался в живых, ни одной царапины... но руки были обожжены.
Немец показал правую ладонь - там остались несколько шрамов небольших от ожогов. Ганс продолжил:
- Я заметил брата - он как раз вылез из кустов, думая, что дело сделано. Я завопил что есть силы, что это якобы он во всём виноват. Он тут же на меня с ножом кидается и кричит: "Я тебя, маленький гадёныш, на куски разрежу!" Я еле смог унести ноги. Долго бежал и заснул. Утром оказалось - я около свалки, а Курт сидит и хвастается о том, как он мою квартиру поджёг и я там заживо сгорел. Я взбесился от его наглого вранья и швырнул в него камень... естественно, отвлёк на себя внимание его банды. Они за мной гонятся... я тогда уже устал жутко и думал, что ещё немного - и они из меня шницель сделают и живого места не оставят. Но там была магловская полиция, всех задержали... я чудом остался в живых. Вероятно, поэтому и приехал в Хогвартс - словно некое волшебство спасало меня от верной гибели.
Ганс закончил свою историю следующими словами:
- Каждый был осуждён на длительные сроки, Курту вообще пожизненное лишение свободы дали. Я от греха подальше уехал прочь из Гамбурга и возвращался туда только летом после Хогвартса. Вот такая история... может, неправдоподобная. Но с того момента я оправиться не могу до сих пор...
Немец взглянул в небо и сказал то ли в пустоту, то ли прямо к Аделине:
- Я разучился любить, ибо брат вытравил из меня тогда все чувства... я до сих пор не научился прощать. Я стал как будто взрывным человеком - кричу, ссорюсь из-за любого повода. Хоть я и добр в глубине души, но... не могу в себя прийти до сих пор. Как мне перестать быть таким замкнутым в себе?

Отредактировано Hans Schultz (2009-11-29 19:28:48)

+1

11

Девушка медленными затяжкам докуривала сигарету, слушая Ганса. В самом начале по ее лицу скользнула  улыбка, когда немец ответил на ее вопрос о курении. И потом, на протяжении всего рассказа лицо Смит менялось несколько раз. Но улыбки уже не было. Она внимательно его слушала, и как бы ей не хотелось, но она не перебила его ни разу на протяжении всего повествования. Богатая фантазия Смит разыгралась не на шутку и ей стало немного жутковато, когда она представляла все то. Что ей рассказывал Шульц. Девушка смотрела на фотографию брата Ганса и вопросов нарастало еще больше.  В ее голове не укладывалось, как можно было убить собственных родителей…
Наконец рассказ был закончен. Повисла тишина, Аделина пыталась собраться с мыслями, и наконец, заговорила, полушепотом
-Зачем ты хранишь эту фотографию?,- фотка была магловская. И можно было понять. Братья немного похожи на внешность, но Аделина не представляла лицо Ганса. Перекошенным такой злобой, которую она видела на лица его брата.
-Знаешь…  предательство это всегда больно. А такое предательство… Это ужасно… Ты теряешь веру в людей..Моя мать была пожирательницей смерти..я ее не знаю, как и отца..  Отец был аврром. Они погибли после моего рождения..  Но я так и не смогла ее понять.. она убивала людей. Мне многое рассказывали… И когда мне говорят люди не знающие, что я на нее похожа, мне становится очень плохо.. 
Девушка замолчала, смотря на небо, а потом переведя взгляд на немца.
-ты должен научиться прощать.  Его уже осудили, и он несет свое наказание.  То, что он сделал, не может быть оправдано...   Как же все сложно..,- она говорила медленно. Подбирая слова, чтобы не дай Мерлин лишнее словечко не обидело Шульца,- нужно доверять людям.. нужно перешагнуть и идти дальше..  такие раны не затягиваются быстро, но ты должен это пережить и жить дальше..  Знаешь.. если бы такое было возможно,- Аделина задумалась, а стоит ли говорить о том, о чем она сейчас думала. Но все же, решилась,-   прошлое пройденный шаг..но ты не можешь его пройти.. тебе все так же тяжело.. И я бы советовала тебе поговорить с братом и забыть. Просто спросит у него зачем.. А потом порвать фотографию и зажить новой жизнью..если такое возможно..
Аделина была плохим советчиком, и ей всегда казалось,что если человека следует твоему совету и что-то идет не так, то все шишки полетят в советчика.

0

12

Аделина была в шоке от того, какая жуткая история была у немца. Она не могла, как считал Ганс, представить себе такие муки... и он очень ошибался.
- Зачем ты хранишь эту фотографию? - спросила Аделина.
- Мне некуда её выбросить. Это как бы напоминание о том, что я прошёл. Я не хвастаюсь этим... я только напоминаю себе таким образом, глядя на фотографию - я напоминаю себе, что никто не застрахован от таких ударов судьбы.
Аделина помолчала и начала говорить Гансу о том, как тяжело жить с такой судьбой:
- Знаешь…  предательство - это всегда больно. А такое предательство… Это ужасно… Ты теряешь веру в людей...
- Что правда, то правда. А в обстановке, которая царит сейчас, я просто балансирую на грани жизни и смерти.
- Моя мать была Пожирательницей смерти..я ее не знаю, как и отца..  Отец был аврором. Они погибли после моего рождения..  Но я так и не смогла ее понять... она убивала людей. Мне многое рассказывали… И когда мне говорят люди  незнающие, что я на нее похожа, мне становится очень плохо...
Немец оторопел от таких сведений. Да, родители многих студентов с Воды - Пожиратели. Но чтобы у студентки Огня... не может быть. Ганс сказал:
- Слава Мерлину, я не принадлежу к таким людям... поэтому ты можешь верить мне. Я никогда не скажу в твой адрес ни одного дурного слова.
- Ты должен научиться прощать. Его уже осудили, и он несет свое наказание. То, что он сделал, не может быть оправдано... Как же все сложно...
Сложнее некуда ситуация. Брат ещё к тому же и мёртв, изменить ничего нельзя.. Адель продолжила:
- Нужно доверять людям... нужно перешагнуть и идти дальше... такие раны не затягиваются быстро, но ты должен это пережить и жить дальше... Знаешь... если бы такое было возможно... - Аделина задумалась, а затем продолжила, - прошлое - пройденный шаг... но ты не можешь его пройти... тебе все так же тяжело.
- Тем более в этом нет моей вины... - добавил Ганс.
- И я бы советовала тебе поговорить с братом и забыть. Просто спросить у него, зачем... А потом порвать фотографию и зажить новой жизнью, если такое возможно...
Немец вздохнул и сказал:
- Знать-то знаю, какая муха его укусила... он шантажировал меня, когда в школе был диктат Кэрроу-Снейп. Писал угрожающие письма..., - Ганс стал изображать из себя Курта с его наглым и громким голосом, - "Ты испоганил мне жизнь! Ты помешал моей карьере! Если бы тут не путался под ногами, я бы накопил кучу денег!" Он решил просто меня убрать с дороги. Но проверить это уже не удастся - он умер.

Всё это раскрылось только после его смерти, когда осмотрели все его вещи. Причём самое страшное - он просто продал душу дьяволу. Ради того, чтобы отомстить мне за всё, он сбежал из тюрьмы, пробрался в Англию и умудрился стать Пожирателем (хотя одному Всевышнему известно, как это всё у брата получилось)... В битве за Хогвартс он тоже участвовал как рядовой воин... и был убит. Кто его убил - до сих пор неясно. Сдаётся мне, что и я приложил свою руку.

Проблема у меня одна - я не могу оправиться от того, что брат умер, что всё кончено и уже пора вернуть своё истинное лицо. Я не могу до сих пор это сделать...
Ганс вытер пот со лба.
- А как сложилась твоя жизнь после гибели родителей?

0

13

-Знаешь… ты не настолько разочаровался в людях и перестал им доверять. Если рассказал эту историю мне…,- девушка посмотрела на Ганса, - то есть я хочу сказать что между нами нет настолько близких дружественных отношений, чтобы  доверять такие тайны..,- девушка посмотрела прямо в глаза немцу,- но я никому ничего не скажу… Это не то, о чем можно трепаться…
Девушка поплотнее запахнулась в мантию. Прохладный ветер дул все сильнее, и Смит ,одетой в школьную форму, было довольно-таки прохладно.  Француженка с завистью посмотрела на теплый свитер немца, но это лишь была секундная эмоция. Врядли студент пожертвует однокурснице свою мантию.
По мере того, как Шульц рассказывал, девушка слушала его очень внимательно, и чтобы холодный ветер совсем ее не доконал, присела ближе, чем того разрешали приличия.
-У тебя доброе сердце, Ганс…- тихо улыбнулась Аделина,- запомни одно- он тебе не брат. И никогда им не был.  Такая необоснованная ненависть..  У него , клянусь Мерлином, были большие  психические расстройства.. выкинь фотографию и забудь. И постарайся больше никогда об этом не вспоминать. Тебе нужно идти дальше. Ничто и никто не вернет ни его, ни твоих родителей к жизни.. Но твоя  судьба в твоих руках. Ты мужчина. В тебе сильный дух,  живи дальше. Перелистни эту страницу и успокойся.
Смит посмотрела на небо, тучи постепенно сгущались, возможно скоро пойдет дождь.
-Мои родители умерли, когда я была еще ребенком…. Бабушка мне рассказывала о них очень, и очень мало… Я даже не знаю, как они выглядят. Бабушка уничтожали фотографии матери после того,  как узнала, что та служит Темному Лорду…  А отец. Про него я совсем ничего не знаю, кроме имени и фамилии.. Я хочу узнать про него.. Когда будет возможность, я узнаю все о авроре,  погибшим 18 лет назад.. - это было одно из самых сильных заветных желаний Смит. Еще одно- узнать о матери...

0

14

К счастью, для Ганса всё оказалось вовсе не так плохо, как он думал. И вовсе не хуже и не гораздо хуже. А намного, намного лучше. Аделина ответила:
- Знаешь... ты не настолько разочаровался в людях и перестал им доверять.
"Как это понимать?" - подумал Ганс.
- Если рассказал эту историю мне, - Аделина говорила медленно, ибо сильно волновалась, - то есть, я хочу сказать, что между нами нет настолько близких дружественных отношений, чтобы доверять такие тайны...
Ганс было собирался что-то сказать, но Аделина продолжила:
- Но я никому ничего не скажу… Это не то, о чем можно трепаться…
У Шульца отлегло от сердца. Он выдохнул с облегчением. Хоть кто-нибудь его мог понять.
- Спасибо... Аделина... - медленно сказал Ганс. - Хоть ты меня смогла понять... я рад... мне уже легче на душе.
И Шульц не лукавил - после слов Аделины о том, что она никому не скажет о беде Ганса, ему самому было легче. Словно валун... не камень, а именно валун упал с души.
Смит стала дрожать от холода и то и дело поглядывала на немца. Ганс долго молчал. Смит закуталась в мантию, но всё равно дрожала от холода. А уже небо становилось серым и приобрело уже такой металлический оттенок. цвета. "Сейчас точно дождь будет... ещё и с грозой небось", - подумал немец.
Аделина присела к нему поближе и продолжила:
- У тебя доброе сердце, Ганс. Запомни одно - он тебе не брат. И никогда им не был. Такая необоснованная ненависть...  У него, клянусь Мерлином, были большие психические расстройства.
"Хм... видимо, всё не так уж плохо. И не хуже, а лучше. Видимо, Аделина права - Курт точно псих. Остаётся непонятным только одно - с какой стати он слетел с катушек и у него поехала крыша. Да и это уже неважно...
Ганс наконец смог сам себе признаться в том, что эта ночь кошмаров заканчивается. А если уничтожат Тёмного Лорда - Шульц-младший встретит следующий рассвет. Возможно, держась за руки с Кейтлин Керн.
- Выкинь фотографию и забудь. И постарайся больше никогда об этом не вспоминать. Тебе нужно идти дальше. Ничто и никто не вернет ни его, ни твоих родителей к жизни... Но твоя судьба в твоих руках. Ты мужчина. В тебе сильный дух,  живи дальше. Перелистни эту страницу и успокойся.
- Хорошо. Я готов, - шепнул Ганс. Он взял фотку, взглянул на неё последний раз и сказал в пустоту:
- Всевышний тебе судья, Курт Шульц...
Он порвал фотографию на две части и бросил её далеко-далеко. Ветер унёс эту фотографию. Всё. Теперь пора стать нормальным и не спорить с Черновым. И не упоминать ни Хайнца, ни Матти, ни Бауэра... всё, хватит о них даже думать.
- Мои родители умерли, когда я была еще ребенком... Бабушка мне рассказывала о них очень и очень мало. Я даже не знаю, как они выглядят. Бабушка уничтожали фотографии матери после того,  как узнала, что та служит Темному Лорду...
- Правду от детей скрывать нельзя, иначе они потом будут обвинять родителей во лжи, - ответил немец.
- А отец... Про него я совсем ничего не знаю, кроме имени и фамилии. Я хочу узнать про него. Когда будет возможность, я узнаю все о авроре, погибшем 18 лет назад.
- Просите - и дано будет вам, ищите - и найдёте, - процитировал Шульц-младший Евангелие от Матфея. - Я желаю тебе удачи в поисках истины. И спасибо... что смогла меня понять и наставить на истинный путь...
Он улыбнулся девушке.
- Да... засиделись мы тут. Идём в Храм?
Вдруг где-то раздался громовой раскат. Капли дождя упали Шульцу на голову. Пошёл дождь...
- Под дождём мокнуть никто не собирается... - воскликнул немец. - Идём обратно?
Парень соскочил со скамейки и взял Адель за руку. Побегать под дождём немец любил, но не настолько, чтоб на следующее утро шмыгать носом. К тому же сейчас его долг - помочь девушке дойти до Храма.

0

15

-Я всегда рада помочь и выслушать...,- Смит мягко улыбнулась,- у меня неплохо получается это делать... слушать людей..
Прямо-таки кладбище чужих тайн..
Аделина смущено смотрела на студента, ненмого чувствуя себя не в своей тарелке. Было понятно, шульц старается принять верное для себя решения. Он что-то произнес и, порвав фотографию, бросил ее по ветру. Смит глубоко вздохнула.
-так будет лучше..- прошептала студентка.
Тем временем Ганс уже смотрела на студентку, и предложил ей пойти в Храм. В отличии от немца, француженка не хотела обсуждать свои личные проблемы с незнакомыми ей людьми, а Шульц от части являлся таковым. Аделина даже с Дином еще не разговаривала на более-менее важные и личные темы, а ведь он для нее сейчас самый близкий человек. Впрочем ненастолько близкий, как хотелось бы.. Француженка несильно тряхнула головой, отгоняя подобные мысли. она не решалась отбусждать это даже тет-а-тет с собой лично, и честно говоря боялась подобной темы. Аделина улыбнулась Гансу и взяла протянутую руку- так это было по-детски что ли? Они медленно зашагали в сторону школы.
-Честно говоря я люблю подобную погоду.. я думюа мы можем особо в школу не спешить, до начала дождя пройдемся неторопливо. - она вопросительно посомтрела на Ганса. Она уже несколько минут пристально следяли за ним.  Конечно. девушка не считала себя покорительницей мужских сердец. но поведение Шульца говорило о том, что  сердце самоговьюноши было уже занято. И Смит  решила идти на пролом.
-ммм... Ганс.. можно у тебя спросить? - и он продолжила, получив утвердительный кивок,- мне показалось , или ты тайно вздыхаешь по одной очень интересной особе? - Смит лукаво улыбнулась. Она была уверена, что это так.. Вот только кто она..?

0

16

Оба медленно пошли к Храму, хотя лучше бы поторапливались... скоро уроки, а если опоздают, то с них не то что очки снимет, три шкуры спустит Джонсон за опоздание и позор факультета! Хотя... нет, всё-таки придётся перестать быть в школе серой крысой... именно крысой, а не мышкой - так кто-то называл немца ещё в Германии.
- Честно говоря, я люблю подобную погоду... я думаю, мы можем особо в школу не спешить, до начала дождя пройдемся неторопливо.
- И мне тоже дождь нравится. Помню, как я гулял в дождливую погоду осенью около гамбургских складов или в порту оставался надолго... а вот если не будем спешить, Джонсон с нас три шкуры спустит за опоздание, - с улыбкой напомнил девушке Шульц. - Хотя... хоть день можно не торопиться и спокойно посидеть? М? Согласен, мы не будем торопиться...
Немец шёл медленно, и на голову ему капали дождевые капли. Дождик... гром не слышен, всего лишь обычный, рядовой дождь. Вдруг Смит спросила немца:
- Ммм... Ганс.. можно у тебя спросить?
Шульц коротко кивнул.
- Мне показалось... или ты тайно вздыхаешь по одной очень интересной особе?
А вот этого Ганс никак не ожидал. За всю жизнь он ни разу не влюблялся по-настоящему - Курт чуть не превратил его в зверя. И вот после убийства брата у немца что-то в душе изменилось. Проснулись какие-то чувства, которые он просто не помнил или не знал... он стал заглядываться на Кейтлин Керн. Но вот ОТКУДА Аделина знала про это? А... вероятно, на том уроке демонологии узнала. Ну когда Чернов чуть не съел живьём Шульца, а Кейт удобно залезла к Гансу на колени и только хихикала. Тогда из-за её бездействия Ганс хотел просто отлупить Керн-старшую за такое бездушие, но... рука не поднялась. Не мог он просто взять и ударить девушку. Не мог... Но говорить об этом Шульц не хотел - он и так расссказал всё, что можно и даже нельзя. Всё же Шульц решился ответить:
- Ну... вообще-то есть... только она меня нечасто замечает...

0


Вы здесь » |New Hogwarts - the academy of four elements| » [Flashback] » [Отработка и знакомство]